Немного наблюдений из жизни поэтов

Пишет Артем Рондарев:

Наблюдаю в реальном времени литературный срач у себя в ленте. Там летают какие-то поэтические слова типа «говно», «мразь» и «ссученный», туда-сюда несутся предложения скинуть в личку адрес и встретиться в реале, словом, происходит все то, что мы так любим в поэтах и писателях: интеллигентная полемика.

Я поскольку это мир совсем не знаю, я в этих случаях всегда вбиваю какие-то мелькающие там имена в википедию и читаю послужные списки.

Там все время написано одно и то же: сперва — что это наш выдающийся поэт, потом — что он (она) закончил дормеханический техникум (ну или юрфак МГУ, тут это не суть важно), затем идет послужной список. А послужной список там обычно такой: участие в поэтических фестивалях Москвы, Конотопа и Гуся-Хрустального, лауреат премий «Кленовый лист», «Светлый путь» и «имени Гиппиус».

Ни одного из этих слов средний современный, более-менее развитый человек не знает и не слышал. Современный среднеразвитый человек даже про Гегеля слышал, а вот про кленовый лист и про Гиппиус — нет.

К этому обычно приложен отрывок из рецензии, вот я процитирую: «Стихи <…> — жестокое и честное свидетельство того, что с нами происходит. Мы имеем дело (именно дело, которое необходимо исполнить) с очень современным поэтом, чья лирическая память отнюдь не свободна от наследственного груза истории и культуры. Именно они, история и культура, есть способ существования этого поэтического мира, обладающего чутким и преемственным лингвистическим слухом и в то же время говорящего с нами на собственном художественном языке».

«Честное свидетельство», которое говорит с нами «на собственном художественном языке». Как тут не ломануться в магазин рвать эту книгу с прилавка.

То есть, это какая-то последняя стадия маргинализации. Еще композитор может прославиться музыкой к какому-либо фильму. Художник может нарисовать котика и стать звездой рунета. Поэт и писатель не может ничего: даже если он напишет сценарий к фильму — то кто читает фамилии сценаристов?

То есть, образуется полномасштабная параллельная реальность, в которой людям, живущим там, не остается ничего другого, кроме как жрать друга. У них даже публики нет, им больше некого жрать.

Это вот такой закономерный финал идеи «чистого искусства» в демократическом, обремененном всеобщей грамотностью обществе, лишенном какого-либо тоталитарного принуждения.

Неудивительно, что Дима Быков прет на радио: он человек хитрый, он все это понимает.
Те, кому радио не досталось, тихо грызутся в своем углу.

И поносят демократизацию дискурса и «низменный вкус толпы». Типа — никто не читает хорошие книги, все взялись за оттенки серого, поп-культура испортила нашего читателя.

Эти люди искренне не понимают, что «демократизация», что народность искусства, что возвращение в повседневную жизнь, — единственное их спасение, единственный шанс выйти из тьмы забвения.

Надеюсь, для всех нас не составит большого труда заменить слово «поэт» на «стендап комик» и сделать выводы. Также читайте Рондарева в фейсбуке, он крутой.

Поздравляю дам с 8 марта, желаю всех хороших вещей, которые могут быть и произойти с женщиной. Сам убываю на выступление, мне сегодня открывать второе открытие стендап бара.