100

Сегодня у меня сто выступлений, это сто из тысячи, то есть 10%, или одна десятая, или сто раз я вышел на сцену с микрофоном. На деле это довольно-таки немного.

По иронии судьбы, сотое выступление прошло в торговом центре Парк Хаус, именно там, где в 2007 году устроили прослушивание для Comedy Club Samara Style, я вышел в первый раз на сцену с микрофоном перед тысячью миллионов людей (как мне казалось), и как я не упал тогда в обморок я не знаю, помню лишь, что очень смеялись, потом сказали, что я выиграл, а потом разрешили почему-то повторить это со сцены на платном мероприятии. И так несколько раз. Семь с половиной лет назад, в прошлой жизни.

С другой стороны, это ирония насчет моей эволюции как артиста.

С прошлой «эпохальной» записи прошло три месяца, я всё это время посвятил идее обучения — достал всех, кто принимает в этом хоть малейшее участие, вспоминая свои спортивные успехи, которых не было, пока я не нашёл нормального тренера. Казалось, что можно и здесь быть чем-нибудь полезным более опытному человеку (например, деньгами) чтобы набраться знаний, и дальше получить более содержательное движение. Нет, нельзя.

Никто ничего не знает и объяснить не может. Ну то есть совсем никто. Может быть, есть люди, которые умеют это делать, но попытки взять хоть что-нибудь полезное из их опыта оказывалось всё тем же «был в нужном месте в нужное время с нужными людьми.»

Поездка летом на фестиваль за обменом знаниями и опытом привела лишь к повторению того, что и так видно со сцены, и дается в каждом курсе по ораторскому мастерству, и, может быть, в книгах по развитию творческого потенциала. Ничего, вообще ничего о том, как делать смешно, не стоять на сцене, не двигать туда-сюда телом по горизонтали, а именно в чем смех. Процедура эта сраная.

Также я попытался пройти курс Джуди Картер, но это оказалось таким тоскливым делом, от которого хотелось блевать беспрерывно. То есть курс на 29 дней проходить не надо, только если вы не совсем новичок (тогда там есть план, по которому вы хотя бы три раза выйдете на сцену), а в остальном все разговоры напоминают сентенцию «армия сделала из меня мужчину». Не армия.

С книгой зато вполне работает метод «я пробовал вот это, что я делаю не так» — реверс инжиниринг из нее вполне нормальный. Но и не больше.

А ещё она учит работать. Там приводятся вполне реальные цифры — на 6 минут материала нужны 100 плановых заходов (ну, так по плану). Также много хороших советов по организации архива, разбору тем, выхода на сцену, способов придумывания идей, и снова, ни слова о том, что такое смешно. Так, вялые намеки.

В общем, что я понял за это лето.

  • Никто ничего не знает.
  • Тот, кто умеет, вряд ли сможет объяснить.
  • Схем больше, чем объясняет тот, кто умеет.

А работает, действительно, только один вариант. Выходишь на сцену, выступаешь, смотришь на видеозапись, хочешь сдохнуть от стыда, успокаиваешься, переписываешь, выступаешь. Мне осталось года три.

Ну и как быть смешным, мне кажется, это несложно. Нужно делать то, что смешно самому. Веселиться на сцене. Единственный вариант, по-моему.

Сейчас я внимательно смотрю за Джоном Малейни, он гонит прям такую жесть, как я люблю, но так хитро её упаковывает в обаяние, текст и подачу, что даже матюги куда-то растворяются, и зал воспринимает всё это вполне нормально. С моей точки зрения это и есть современная коммерческая волна, скрестить подачу Сайнфилда и темы СиКея в безопасный снаружи, и ядерный внутри коктейль.

Главное — он специалист в истории. Каждая фраза настолько точна, и не столько смешна, сколько остроумна имено в видеи, подбора слов, ритма, метафоры, в общем, он отличный автор.

Мне подходит.

Поскольку я всё еще предпочитаю шутить про мёртвых проституток в космосе, алкоголизм и кризис среднего возраста, нежели про какие-то общественно принятые темы, то стоит наладить не темы, а упаковку. По крайней мере, мне сильно помог закон про отсутствие мата в помещениях, я начал лучше писать и точнее думать.

А про писать вообще мысль такая. Это относится к словам «писать» и «чувствовать себя», то есть прийти в органичное состояние с собой и своим текстом так, чтобы читать его как от себя. И «качественно писать» это не про юмор, это про литературу, и это не совсем вопрос к стендапу. К чему-то другому.

Резюмирую этот набор несвязных абзацев. Книги и чужие советы реально насрали мне в голову столько, что я стал гораздо хуже писать, и после написания слишком много думать над вариантами. Лучше бы я просто писал и слушал себя в зале. Чем и займусь следующие сколько там лет.