Вещи, которые я понял в стендапе (29): Стивен Гриббин

Стивен Гриббин

Стивен уже примерно 900 лет занимается стендапом, начинал тогда, когда Земля ещё не совсем сформировалась, в общем, это взгляд совсем оттуда к нам сюда. Вполне осмысленный взгляд.

Когда я начал заниматься комедией, было некритичное и абсолютное поклонение Королевской семье, «Даллас», массовая безработица, ужасная экономическая депрессия, и мстительное, бессердечное правительство, демонизирующее бедных, и превозносящее богатых. Многое изменилось.

Есть многие и многие вещи гораздо важнее комедии. Перефразируя C.L.R. James (который, в свою очередь, перефразирует Киплинга): «Что они знают в комедии, что только комедия знает?» Хорошо, когда есть целая сеть дружбы, взаимопомощи и любви. (Иначе у нас было бы слишком много отношений с таксистами и круглосуточными магазинами.)

Комики гораздо сильнее отражают общество, чем общество их воспринимает, определяя как «бесстыдных» и «юродивых» (конечно, есть важный элемент отвязности в живой комедии)… Вот почему вы получите кучу снисходительного материала о «быдле» и «рабочем классе» от комфортабельных комиков из среднего класса.

Джо Бренд однажды сказала, что для комиков 1980 года точка зрения по умолчанию была левая. Теперь, видимо, установка идет на борца за свободу, со всеми плюсами и минусами.

Я полностью осознаю иронию того, что когда-то начиналось как левая идея и антиправительственное движение (альтернативная комедия) сейчас преподносится как комедия людей, создавших себя сами, конечная Тетчеровская модель, но как сказал Граучо Маркс, капитализм полон противоречий.

Я никогда не думал, что скажу это, но я благодарен за то, что воспитывался в католической вере. Я больше не верую, но сам процесс дал мне сильную моральную основу, и она никогда не покидала меня, хорошо ли это или плохо. Плюс, конечно, это был повод для восстания. Ну и католические богослужения, безусловно, являются формой шоу-бизнеса.

Иронично, но есть жизнь после смерти. Каждый комик, который говорит, что он ни разу не сдох на сцене — либо ненормальный, либо лжец.

Неудачная дорога домой может полностью стереть удовольствие от успешного концерта, адреналин уйдёт, оставив чувство опустошённости и желание поесть сладкого. Теперь вы понимаете, как чувствуют себя альпинисты на высоте.

Видео убило радиозвёзд, VHS убило Betamax, DVD убило видео, и Твиттер вполне может убить актуальные шутки.

Живая комедия осталась одним из редких мест, в котором комик может свободно работать, без оглядки на продюсеров, режиссёров, рекламщиков и юристов.

Билл Хикс один из моих героев, но, но он по-прежнему случайно взял на себя ответственность за всех комиков, которые воспринимают его слишком серьёзно. Комедия действительно может быть «опасной» (спросите осуждённого бирманского комика Зарганара), но описание себя как «опасного» или «острого» попахивает баловством и высокомерием.

Нет такого понятия, как «правильная комедия», определяемая самоизбранным жюри повышенного вкуса. Есть место сюрреализму, сатире, историям, напряжению, гневу и глупости. Комедия это открытая церковь (ну должна быть).

Легко забыть, почему именно вы пошли в бизнес, на первом месте которого стоит слово «шоу», но я всё ещё люблю комедию. Бывают моменты, когда на сцене кто-то говорит о своей жизни с такой страстью и глубиной, что вы понимаете, где правда, и это может довести вас до слёз.

Также, как и панки сейчас могут признать, что они любили музыку до 1977 года, типа Нила Янга… Также и я могу честно сказать, что я любил всех предшественников alt.com вроде Леса Даусона или Томми Купера, и Чарли Дрейк вдохновил меня, и всё ещё живёт в моём сердце.

Раздражать власть имущих заложено у человека в ДНК.

Было две провальных попытки сделать профсоюз комиков. Надо понимать даже тем, кто смеялся над этой идеей, что у владельцев клубов есть черные списки комиков, и это не так уж увлекательно. Слишком много политики не очень подходит для тусовки.

Комедия может и не меняет мир, но она часть климата, который ведёт к изменениям.

Это материал с сайта Джо Кауфилд из серии «что я понял о стендапе».